Пролетая сквозь времена

Публикация на Русской смерти от Октябрь 11, 2013

Люди делятся по многим признакам: вкусу, характеру, полу, вероисповеданию и так далее, и тому подобное, но люди так же делятся на тех, кто любит и тех, кто ненавидят поезда. В российской действительности поезд - это вообще нечто особенное, странное, и что-то глубоко личное… Стоит только вспомнить хотя бы одну поездку, и обязательно будет какая-нибудь история, вытаскивающая на свет то ли неприглядное нижнее белье, то ли опрятное платье воспоминаний.

«— Сударыня, не надо здесь стоять.

— Оставьте меня, я брошусь под поезд.

— Нельзя, следующий поезд будет только в восемь.»

Я помню, как садилась в поезд, и знаю, что не буду помнить, где и когда буду выходить… Снова унылая и уже опостылевшая дорога в неизвестность, и, уезжая, я оставляю город, и, получается, опять отправляюсь из ниоткуда в никуда. Состояние настолько неопределенное, «стылое» - сказала бы я, будь чудь более пьяна, но находясь в очередном полунаркотическом сне трезвенника, которого то ли не проняло, то ли просто отпускает, выхожу в тамбур и в полутьме насквозь прокуренного, обдуваемого сквозняком прохода вижу девушку, качающуюся не в такт музыке, льющейся из наушников. Звук просачивается из-под дрожащих пальцев, которыми она прикрыла уши, по коже у нее бежит много мурашек, и то ли лампочка в тамбуре, то ли свет от зарешеченного окошка дает синей оттенок ее и без того бледной кожи. Подхожу, наклоняюсь и кладу свою руку ей на плечо, делая очередную затяжку: «тебе помочь?» - спрашиваю я, а сама испытываю такую же безысходность: сжаться бы в комочек, надеть наушники и уйти в пустоту собственного я. «Дунуть бы» - вот и всё, что прошептала она бледными губами, я пожимаю плечами, так как у самой нет, и было бы – поделилась бы или нет? Вот в чем вопрос, факт собственной доброты в поезде вызывает у меня лишь приступ отвращения и мерзости.

«15 бабушек. 10 пьяных дембелей. Плачущий ребенок. Из еды только курочка и вареные яйки. Но все друг друга понимают. Плацкарт – коннектинг пипл!»

Я снова чувствую одуряющий запах, который всегда сравнивала с немытым человеческим телом, и протухшей одеждой бомжа. Запах яиц и варёной курицы, которую кто-нибудь рядом с тобой обязательно достанет, и с отвратительным чавканьем начнет поедать свое только что очищенное яйцо, и, не дай бог это будет бабуля, которую хуй заткнешь, особенно когда она протянет его старческой рукой и спросит: «хочешь яичко?». Приступ тошноты, от которого можно избавиться, только выпив стопку-другую, сразу вылечит меня, а потому вежливо отказываюсь и бреду со стаканом чая с коньяком в тамбур, чтобы выпить и снова покурить «за жизнь» в одиночестве, избавляясь от чувства мерзости и ненависти ко всем окружающим. В тамбуре обязательно встретишь соседа с боковушки, который после распития рюмашечки будет шататься, и источать перегарную вонь на пол вагона и спрашивать: «солнышко, а ты откуда?». Или мое счастье, если вместо соседа или странной девушки я встречу офицера, десантника или просто человека в форме, на крайний случай врача, с которыми можно распить и уже курить «за жизнь» не в одиночестве. Тогда тусклый унылый пейзаж за немытым окном поезда станет не столь бескомпромиссен, можно будет услышать старые, давно изношенные байки, или увидеть скупую слезу человека, который действительно имеет на это право.

«Поезда опаздывают, стоянки сокращают – никакой личной жизни!»

Счастье: попутчик не коммивояжер, и в соседнем купе, за стенкой твоей верхней полки, за криками полусумасшедших детей, одуревших бабушек с яйцами обитает Попутчик. Он скрасит твое время, он успокоит твои нервы, выпив за компанию. «Россия – матушка, она огромна, взгляни!» - скажет он и проведёт мощной дланью по окну, пытаясь доказать, что то, что вижу сквозь разводы – Родина. «Я воевал, я знаю» - скажет он, а я проникнусь и подниму еще одну стопку, а как иначе, если кроме уважения у меня нет к нему ничего. «Дашь номер, солнышко» - вдруг донесется с боковушки. «Девушка со мной» - ответит мой попутчик, и улыбнется, и желание со мной разговаривать у пьяного быдла пропадет напрочь: «Окей, братишка» - протянет он. Мой попутчик снова повернется ко мне и снова заведет все то же самое… Про Родину, войну, любовь и верность. А я буду слушать и знать, что тоска никуда не делась, но сделалась глуше, и, потеряв очертания, растворится в беспросветной печали немытого окна, шуршании простыней, треске скорлупы, запахе грязных ног и мужских носок, и мыслях о чае с коньяком, который я поднимаю в сотый раз и пью «За Родину». Люди снова пролетают сквозь время. Так было. Так будет. Так и останется. Поезд – это навечно, как тоска и неизбежность, а потому – выпей, и снова садись в поезд и отправляйся в дорогу из ниоткуда в никуда.

- See more at: http://russdeath.tumblr.com/post/63728194581/%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D1%81%D1%83%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B0-%D0%BF%D1%80%D0%BE%D0%BB%D0%B5%D1%82%D0%B0%D1%8F-%D1%81%D0%BA%D0%B2%D0%BE%D0%B7%D1%8C-%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B0#sthash.1fy9tCIE.dpuf


  • Vkontakte B App Icon
  • Instagram App Icon
  • Twitter App Icon
  • Wix Facebook page